Главная » 2014 » Февраль » 24 » Девяносто девятая зима.19 февраля отпраздновала 99-й День рождения Анна Федоровна Худякова из села Стариково
15:47
Девяносто девятая зима.19 февраля отпраздновала 99-й День рождения Анна Федоровна Худякова из села Стариково

Анна Федоровна живет на краю села, в ухоженном пятистеннике.  Для гостей ее дом всегда открыт, и наш приезд не вызвал у нее удивления: раз пришли, значит какое-то дело есть. В избе обзаведение простое, но очень уютное. Печка, куть, кровать да стол, и любимое место именинницы -  табуреточка с накидкой под образами.  Вот так мы и сидели, друг против друга, Анна Федоровна рассказывала про жизнь.

Как власть переменилась

- Я родом с Котлика, - рассказывает Анна Фёдоровна, - в семье Ланенковых родилась в 1915 году. Шесть ребятишек нас у мамы было – один парень и пять девок. Тятя на двух войнах был, контуженный и раненый. Помер рано, в 1928 году. Мама одна маялась с нами, все говорила: «Наделал целую лесенку ребятишек – да помер!» Она хорошее хозяйство держала:  три рабочих лошади и один жеребец выездной, коровы, овечки. Работников не имели, и сами в работники не ходили. В 30-м году, уж без тяти, свои же пришли нас раскулачивать. Забрали все. Тогда так делали: заберут, а потом орут, торгуют – кто больше даст за добро?  Пропьют добро, и дальше «коллективизацию» проводят. Мама насыпала 12 кринок муки, как будто молоко для ребятишек. Куда там?  Муку высыпали и кринки разбили. В наш дом избу-читальню (клуб – прим. авт..) перевели, и мы там же жили.  Из Москвы приехал избач (заведующий клубом – прим. авт.), ефрейтор Сухомлинский, и спрашивает:

- Как вас раскулачили? А на детей не  посмотрели? И вдова?

- А наш тятя власть защищал, а нас вот так!

Он скамьи убрал из дому, портреты вынес, а мы на печке боимся сидим!  Пошел к Захарке-комсомолу  и велел обратно отдать наше имущество и клуб выселить от нас.  Привели корову, только одну уже. И овечек трех штук пригнали: «Ваших уже нет, это другие». Мама не взяла чужих. Тогда Захарка зарезал их: «Корми ребятишек».  Отстали от нас.  Сухомлинский велел в НКВД жаловаться, да мама не стала, побоялась.  Всякие люди тогда были. И хорошее, и плохие.

А потом в колхоз всех погнали. Документов не давали, чтоб в город не убегали. На Смородиновом поле кумыну (коммуну – прим. авт.), организовали, но опять быстро все пропили.  Лежат в одних рубахах, пьют, да на балалайках играют в своей кумыне.  От балалаек хлеб не родится. А уж потом колхозы стали – там все пошло хорошо.

Лесные доярки

Первый раз вышла замуж под Челябинск, до войны. Вавилин Яков Андреевич муж был. Он на паровозе работал. Так вместе с паровозом и сгорел на фронте. Три года мы с ним и прожили только.  Дочка одна у нас родилась. Сейчас Нине моей 75 лет. В войну я была бригадиром  дойного гурта.  Базовки у нас в лесу стояли.  Скот наглатый (сытый, гладкий – прим. авт.) был.  Жили в лесу – молилися колесу.  Детишки общие были: кто пришел вперед – того и водиться черед.  Как получим  извещение с фронта (похоронку – прим. авт.), кучей обнимемся и ревем, ревем.  Мы не спорили – все однаки (одинаковые – прим. авт.) были. Мои девчонки -  доярки учиться стали, после дойки в контору на ликбез ходили.  Ну и я с ними заодно: «Как пишется СЫ – полколесы, а НЭ – со ступенькой».  Я ни одного класса не имею, а читаю и пишу, и работа ответственной была.  Нину - доченьку рано к труду приучала.  С 5 лет она варила, посудку мыла.  Уж как там, а я хвалю, бывало. Войну на коровушках выехали. Пашешь на ей, а она упадет в борозду жалостливо кричит: му-у-у,му-у-у. Поднесешь ей попить, умоешь: «Вставай, мол, матушка. Доиться пойдем.  200 литров молока надо в план  стащить».  Все робила, на пенсию пошла - аж 8 рублей дали!

Пленный врач

Нине 5 лет было.  Рядом с нами пленных немцев привезли.  Они малярией  заболели, а потом  и население все надышалось от них. Нина захворала.  Среди лета заверну ее в полушубок и на завалинку к солнышку положу. А она вся исходит.  К пленным с Крыму привезли ихнего врача, тоже пленного немца. В галифе и белой рубахе ходил. Он своих всех вылечил, и мою девочку заметил. Пришел, принес горькие желтые таблетки. И пока не скормит – не уйдет.  Поднял на ноги!  Говорю вам, везде хорошие люди случаются.

Как жить надо

Я всю жизнь в труде, всю жизнь с верой, бога не забывала.  Это теперь за мной нянек приставили, раньше ковры делала ручные – в области первое место брали, а теперь только коврики вяжу. Пришли на мою избушку номер приколачивать (присвоение улиц – прим. авт.), говорят: «Вот старый человек живет. У дома аккуратно, чисто». Так оно. Я огород еще сажу. Ни травинки нет. Бог несет,  сама себе варю, творог делаю, солю маленько на зиму, и стираю для себя. Вот бы год назад вы ко мне пришли – я тогда много чего помнила. От безделья не сидите, жиром не обрастайте и хворать не будете!  Простуды я не знаю.  Мы родились голенькие, бегали полураздетые – закалились. Все болезни сейчас от атмосферы, думаю.  Передаю привет в Шумиху Василию Кустову. Слышала, жив, одногодка мой, в Котлике вместе бегали ребятишками. Всем благополучия и добра желаю. Не завидуйте и не судите – грехов так у нас полна коробочка, хватает».

«Наша Шумиха » поздравляет Анну Федоровну Худякову с Днем рождения!

 

Наталья ХИМЕНКОВА

фото автора и О. Денисовой

> Категория: Наши Люди | Просмотров: 744 | Добавил: Евгения | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar