Главная » 2017 » Февраль » 6 » Путешественник Дмитрий Атласов, идущий пешком из Якутии, посетил Шумиху
12:03
Путешественник Дмитрий Атласов, идущий пешком из Якутии, посетил Шумиху

Нас в гости пригласил Арман ИСМАГИЛОВ: «Приезжайте, - говорит, - ко мне в гости из Якутии человек пришел пешком!» И даже название придумал Арман: «Встретились тут верблюд и якут». Едем в Трусилово – не каждый день наши деревни посещают паломники, преодолевшие многотысячные километры.

Гостя застали рядом с главной достопримечательностью исмагиловского хозяйства – с верблюдом. Кеша, сделав губки бантиком, тянулся за хлебом. Гость признался, что видел как-то верблюда в зоопарке, но они и рядом не стояли с нашим красавцем: «Большой, красивый, ухоженный!» Идем в просторную избу Армана, у теплой печки за большим столом гость рассказывает о себе, о том, как он дошел до наших краёв, и куда двинет ноги дальше.

 - Я всегда предоставляю документы, чтобы не подумали, что я беглый или преступник. Зовут меня Атласов Дмитрий Романович, 26 лет. Родился в Якутии, по национальности – эвенк.

- Ваш народ раньше русские называли тунгусами, а сами вы говорите – «Наш дом – под полярной звездой», так как живете на огромной территории. Раньше постоянно кочевали, поэтому о народе говорили: эвенки везде и нигде. Получается, Дмитрий, генетическая память позвала тебя в дорогу? Но куда? Где конечная цель маршрута?

- Крым или Сочи. Поближе к теплому морю. Восток и северо –восток страны я обошёл, иду на запад.

- Давно ли? Как семья отпустила?

- До 12 лет воспитывался в олекминском детдоме; потом пришел жить в национальную якутскую деревню Бясь-Кюель, по меркам Якутии - близко, в ста километрах. Работал, помогал одной семье по хозяйству. Строить умею, с бригадами уезжал строить дома. На охоту ходил. В детдоме учился нормально, больше тянуло к точным наукам и к деревенской жизни, вот и убежал в деревню.

Женился в 16 лет, женщину взял на много старше себя, так уж получилось. Трое детей у меня. Служил во Владивостоке, в морской пехоте. Оставляли служить по контракту, но потянуло к семье, вернулся к детям. Потом не пошло с женой, она сама начала меня уговаривать, чтобы нашел себе ровесницу.

Как-то позвонили мне из районной больницы – я сам там недавно лежал – что поступил к ним в тяжелом состоянии Роман Атласов, никто за ним не ухаживает. Спросили – не родственник ли? Оказалось, что это мой отец. Приехал к нему, он успел рассказать, что у меня есть сестра и пять братьев, что когда у него заболела нога, жена, моя мать, его выгнала, что он в Кургане даже лечился в Центре, но нога всё - равно гнила, абцесс. Когда говорил, так, слезинка выкатилась у него... Умер через три дня нашего знакомства. По телефону впервые поговорил с матерью, семья отказалась быть на похоронах и хоронить тоже. Похоронил я батю по кредиту.

Ходил на охоту. Зверя много у нас – изюбря, кабаргу, лося, медведя добывали. Как-то пришёл с охоты, а жена к другому ушла. Ушёл в точку на неделю. Тупо сидел и смотрел перед собой. А потом решил – пойду путешествовать.

 

- Не запил? Говорят, народам севера пить нельзя... Впрочем, как и всем остальным)

- Нет. Равнодушен. А пить нельзя нам, потому что башню сносит конкретно, дуреем от спиртного, так уж организм устроен. В Верхоянске был, на полюсе холода жил – в Оймяконе, с чукчами охотился. У оленеводов денег на сберкнижках миллионы лежат, но деньги – не ценность. Главная и единственная трата – купить хороший снегоход и карабин. И всё, деньги больше не нужны. Когда из Верхоянска шёл в Якутск, более шестисот километров, три раза ночевал в снегу. Нору выроешь, костёр разведёшь – и спать можно.

- Подожди... Ты шёл по легендарному Колымскому тракту? Усеянному костями ссыльных, политзаключенных и замерзших шоферов?

- Ну да. Машины там и сейчас редко идут. Конечно, подвозят, при случае. Деньги зарабатывал на стройках, на охоте, высылал детям и на питание оставлял. Ел в придорожных кафе. Добрался по зимнику до Усть –Кута, а там на Братск, в Кемерово, остановился подзаработать в Омске.

- Видел много людей. Характер человека зависит от национальности? Кого надо бояться – зверей или людей?

- Люди все одинаковы, есть хорошие, есть плохие, независимо от национальности. Зверя не надо бояться. По пути из Верхоянска в Якутск, стоя в сумерках на холме, заметил четыре фигуры вдали. Сразу понял – волки, так как людей среди бескрайней лесотундры, да ещё в сумерках, не встретишь. Ну, бегом к дереву! Залез на дерево, обвязался, чтобы не упасть вниз, когда задремаю. Сижу. Пришли они, сели под деревом. Ждут. Я нарезал хлеба, сам ем, им кидаю. Разговариваем. Говорю им: «Чего пришли? Пошли отсюда! Я не слезу к вам, не дождетесь. Меня друзья тоже зовут как вас – Одиноким Волком. С восьми вечера до четырех утра они караулили меня, полнолуние было. В четыре ушли. Я слез с дерева только в семь утра – чтобы наверняка. Убедился, что они не спрятались где-нибудь. Волк – зверь умный! А медведь коварный, рысь – трусливая.

- Что тебя заманило свернуть с федеральной трассы в Шумиху?

- От Кургана два дня добирался до Шумихи, хотел мимо пройти, посмотрел в телефоне, по навигатору и уже на кольце подумал: зайду! И как-то пошло... На входе в город, в булочной спросил, где находится центр занятости и администрация. Я всегда так делаю – иду в центр занятости и спрашиваю работу, показываю документы все. Там меня такая приветливая женщина встретила, дала номер телефона Армана, а у меня и позвонить нет денег. Пошел, как обычно делаю,  в администрацию. Там заседание думы было, подождал, зашел к главе города. Меня принял глава, выслушал, удивился. Я ему говорю, что работу ищу, уже третий день не ел. Он достал из кармана пятисотку и дал мне на обед.

- И часто тебя так принимают?

- Впервые денег дают. Глава сам позвонил Арману, сказал, что Арману нужен работник. Я покушал на сто рублей и пошёл по адресу.

- Как первые впечатления от Шумихи?

- Много, где бывал, поэтому не смотрю на архитектуру и дома – везде одинаково, есть победнее, есть богаче. Я смотрю достопримечательности. Красивый памятник у вас, грустная женщина на площади.

- Это Скорбящая Мать...

- А ещё ветра у вас сильные, степные. При минус пятнадцати, кажется, что все двадцать пять.

- Собираешься задержаться?

- Надо заработать. Работать умею, люблю лошадей и свиней. На технике приходилось работать, но у нас всё больше китайские мини-тракторы, с МТЗ мало знаком. Ну и за верблюдами, конечно, не ухаживал. Больше с оленями как-то приходилось.

- А у нас в районе, в довесок к верблюдам, и страусы с павлинами живут! В соседнем селе живет писатель и охотник, который работал в родных для тебя местах – на дальнем востоке и иркутской тайге, интересно, наверное, вам будет встретиться и поговорить. Останься до весны. Зауралье просыпается весной – красота, озера откроются, утки-гуси прилетят, косули, лоси и кабаны есть. Леса спокойные, северная часть района в предчувствии Урала холмистая, южная – с седыми болотами. Но, всё это увидишь по весне, если останешься).

- Посмотрим…

Наталья ХИМЕНКОВА

Фото Е. Хименковой

 

> Категория: Общество | Просмотров: 438 | Добавил: Наша_Шумиха | Теги: паломник из якутии остановился в шу, якут и верблюд, Шумиха, Трусилово | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar