Понедельник, 03:15
Главная » 2014 » Июнь » 30 » Крушение воинского поезда в Шумихе. Кто перевел стрелку?
07:05
Крушение воинского поезда в Шумихе. Кто перевел стрелку?

Фото: petrograff.com

Эта трагическая история случилась в Шумихе 78 лет назад. Она унесла жизни нескольких десятков человек.  О ней отозвался Сталин. Эту историю на Январском Процессе троцкистов разбирал грозный прокурор Вышинский, об этой аварии еще помнят старые жители Шумихи.

8 ЯНВАРЯ. 1937 ГОД. КАБИНЕТ СТАЛИНА.

У вождя в гостях известный немецкий писатель, причем некоммунистических взглядов, Лион Фейхтвангер. Фейхтвангер был очарован личностью диктатора, его образованностью и широтой взглядов. Впрочем, с кем не бывает.

Говорили они тогда в ходе своей 3-часовой беседы о многом: о жизни советских людей, о культе личности Сталина, о роли интеллигенции в советском обществе, о троцкистах-вредителях. Сталин приводит один пример, который навеки оставил нашу Шумиху в воспоминаниях, в партийных архивах и в советской истории:

-  Еще факт — в прошлом году произошло крушение воинского поезда на станции Шумиха в Сибири. Поезд шел на Дальний Восток. Как говорилось на суде, стрелочница перевела стрелку неверно и направила поезд на другой путь. При крушении были убиты десятки красноармейцев. Стрелочница — молодая девушка — не признала свою вину, она говорила, что ей дали такое указание. Начальник станции, дежурный были арестованы, кое-кто признался в упущениях. Их осудили. Недавно были арестованы несколько человек в этом районе — Богуславский, Дробнис, Князев. Часть арестованных по делу о крушении, но еще не приговоренных, показали, что крушение произведено по заданию троцкистской группы. Князев, который был троцкистом и оказался японским шпионом, показал, что стрелочница не виновата. У них, троцкистов, была договоренность с японскими агентами о том, чтобы устраивать катастрофы. Чтобы замаскировать преступление, использовали стрелочницу как щит и дали ей устный приказ неправильно перевести стрелку. Вещественные доказательства против стрелочницы: она перевела стрелку. Показания людей доказывают, что виновата не она. У нас имеются не только показания подсудимых.

Здесь специально полностью приведено высказывание вождя. Не каждый день глава государства размышляет о Шумихе, и о простой стрелочнице, и о японских агентах шумихинского происхождения.

Мы разыскали в архивах уникальные документальные свидетельства о дальнейшей незавидной судьбе шумихинских железнодорожников, которых Сталин назвал троцкистами, узнали фамилию стрелочницы, уточнили количество жертв крушения, выяснили – куда шел тот эшелон?  Обо всем этом расскажем вам, наши читатели.  Вы будете первыми, кто по – новому взглянет на события давних лет.

30 ЯНВАРЯ. 1937 ГОД. МОСКВА. ВОЕННАЯ КОЛЛЕГИЯ ВЕРХОВНОГО СУДА СССР. 

Второй Московский процесс. 

Слушается дело о «параллельном антисоветском троцкистском центре».

Государственным обвинителем выступает прокурор СССР Андрей Януарьевич Вышинский, человек, внушавший страх поколениям советских людей одним только упоминанием. Среди 17-ти обвиняемых в троцкистском сговоре Иван Александрович Князев, первый начальник Южно-Уральской железной дороги.  Ему инкриминируют подрывную деятельность, организацию крушений поездов.  Вот самая краткая выдержка из протоколов заседания:

Вышинский (обращаясь к Князеву): Вы участвовали в диверсионной и вредительской работе на транспорте? В чем она выражалась?

Князев: В организации крушений, и подрыве путевого хозяйства паровозного парка. С помощью Маркевича – начальника станции Шумиха, 27 октября 1936 года на Шумихе было организовано крушение воинского поезда № 504. К августу 1935 года на Южно-уральской дороге, начальником которой я являлся в то время, под моим руководством, были созданы троцкистские подпольные группы в Златоусте, Шумихе, Кургане, Уфалее, Козыреве.

Вышинский: Воинский поезд № 504 по акту. Акт о крушении вы составляли? В этом акте вы отражали действительное положение вещей?

Князев: Неправильное дал объяснение, ложное. Я скрыл, что это крушение создано троцкистской организацией. Насколько помню, я в это время был в Кургане. Мне сказали, что в Шумихе произошло крушение. Я тогда выехал в Шумиху экстренным поездом и первым делом пошел посмотреть место крушения. Когда я пришел туда, ко мне подошел помощник начальника станции Ваганов и вскользь дал понять, что это дело рук Маркевича. Я сразу понял, что это дело нашей организации. Организовал его непосредственно Колесников, старший стрелочник, дежуривший на входных стрелках. Находившейся на дежурстве ученице Чудиновой он приказал перевести входную стрелку № 14 на занятый путь. Так как ученица не понимала, что такое нормальное положение стрелок, то и выполнила это задание. Старый квалифицированный стрелочник, стоявший у стрелки пути, на который должен был в действительности приниматься поезд, Колесниковым послан был в это время убирать стекла из фонарей.

Вышинский: А у стрелки кого оставили?

Князев: У стрелки никого не было. Поезд, шедший большой скоростью – километров 40–45 – влетел на 8-й путь, на котором стоял маршрут с рудой.

Вышинский: Сколько было убито?

Князев: 29 красноармейцев. Ранено тоже 29 человек. Человек 15 было сильно искалечено. Были у них сломаны руки, головы пробиты…

Вышинский: А вы знаете, как организационно проходила эта подготовка крушения? Как были расставлены силы, как было организовано само крушение?

Князев: Было так: дежурный по станции Рыков, получив извещение от диспетчера из Челябинска о том, что идет воинский поезд, сказал старшему стрелочнику Колесникову – “приготовиться к приему”. Рыков сказал, что идет воинский поезд, мы должны сделать это крушение. Поэтому сделайте такой маршрут, чтобы “приготовить его неправильно”.

Вышинский: А не говорил ли он проще – “надо поезд свалить”? (Князев молчит.) Не припомните? Позвольте напомнить (читает): “За два-три перегона до станции Шумиха дежурным по станции Рыковым было получено извещение от дежурного станции Челябинск о том, что на станцию Шумиха следует поезд 504.Получив это извещение, Рыков известил Маркевича, что идет воинский поезд, сейчас начнем действовать. После этого Рыков вызвал к себе старшего стрелочника Колесникова и предупредил его, что идет воинский поезд и что надо его свалить”. Не “подготовить прием”, а сказано было прямо, точно, конкретно: “свалить поезд”. Следовательно, было дано прямое указание – подготовиться к массовому убийству. И для этой цели кого вы использовали?

Князев: Ученицу – стрелочницу Чудинову.

Вышинский: И вот вы посылаете ученицу с 2-недельным стажем принимать воинский поезд. По правилам железнодорожной службы допустимо это? Но почему же возможно было такое нарушение правил железнодорожной службы? Не потому ли, что начальство станции было связано с троцкистами?

Князев: Совершенно правильно.

По просьбе Вышинского суд приобщает к делу справку о крушении на станции Шумиха, во время которого был разбит один паровоз и 8 вагонов, убито 29 красноармейцев и ранено 29 красноармейцев.

Вышинский: Я хочу вернуться к крушениям. Вы приводили здесь достаточно много случаев крушений. Крушение на станции Чистая – Чумляк тоже по вашему указанию?  18 января 1936 года на станции Чумляк было организовано крушение поезда № 910 по вашему заданию?

Князев: Да.

СУДЬБА ПОД ЗНАКОМ 1937

Ивану Александровичу Князеву присудили расстрел, как и еще 12 руководителям различных служб и ведомств страны, четверо человек прямиком с того процесса отправились в лагеря, где вскоре умерли.

В последнем слове Князев отметил, что крушения поездов «являются неизбежным спутником сложного технологического процесса на транспорте». Мудрый человек он был; тогда, глядя в лицо смерти, он говорил о делах, актуальных в наши дни. Судите сами: «Я не политик, но я прекрасно понимаю, что такое отдать Украину, что такое отдать Приморье и Приамурье.  Не хватает еще одного – отдать грозненскую нефть и железные дороги, тогда совсем была бы Россия первоклассной колонией». Как будто напророчил и про Грозный, и про Украину, про разделение сети дорог, про колонию. Князев попросил сохранить ему жизнь, чтобы он «смог искупить все преступления». Не сохранили. 1 февраля 1937 года его расстреляли. Доброе имя Первому начальнику ЮУЖД вернули 18 июня 1963 года, ровно 41 год назад.

1-Я КАТЕГОРИЯ – ЭТО СМЕРТЬ

Сейчас принято учителей, врачей, служащих расставлять в табели по категориям. Круто быть спецом первой категории. В 37-ом выражение «первая категория» означало только одно – расстрел! Все, кого упомянул Князев на том суде, пошли по расстрельной 58 статье. Мы нашли уникальный документ «Список лиц, подлежащих суду военной коллегии». В нем по 1 категории проходят наши шумихинцы: начальник станции Шумиха Маркевич, старший стрелочник Колесников, дежурный по станции Рыков. Подписана путевка на тот свет лично тов. Сталиным, Молотовым, Кагановичем и Ворошиловым. (Источник: АП РФ. Оп. 24, дело. 410, листы 65-66).

Итак, поближе познакомимся с «врагами народа – контрреволюционерами». Александру Ивановичу Маркевичу, когда его судили, было 48 лет. Он с семьей проживал в Шумихе.  Родился в Белоруссии, в Гродненской области, был беспартийным. Скорее всего, в Шумиху был прислан руководством. Старые шумихинцы (не будем называть их имён, но скажем, что им далеко за 90) рассказывают: «После аварии начальник прибежал домой и семье сказал, чтоб собирали ему вещи. Что они его больше живым не увидят, чтобы сами уезжали из Шумихи». Обычный семьянин, обычный труженик. Он знал, что производственную аварию, как обычно, превратят в диверсию. И свою судьбу он тоже знал. 

Старый стрелочник, как его называет Вышинский, Илья Игнатьевич Колесников, родился в Маслях, в Мишкинском районе, в 1878 году. Он тоже был беспартийным, работал на ответственном посту – стрелочником, он, известно по поговорке, всегда виноват. 11 декабря 1936 года Илью Игнатьевича арестовали. 22 июля 1937 года старого железнодорожника обвинили, ни много ни мало, в диверсионно-вредительской деятельности, причем посмертно! «Диверсант» не дожил до суда и умер в заключении 24 марта 1937 года. Да и как было дожить? Вот как вспоминает Челябинскую тюрьму образца 1937 года (именно туда свозили заключенных из Шумихи) Сергей Георгиевич Родионов, председатель из Хохлов: «Войдя в камеру 24 я подумал: вот он ад, о котором бабушка мне в детстве говорила. Люди, как сельди в бочке, почти голые. От них шел жар, дышать было нечем. Каждому на полу начерчен участок мелом 50 на 50 см.  В камеру 72 квадратных метра нас втиснули 315 человек. На двух односпальных койках по очереди лежали 4 человека и под койками – 4. Больше всего мучила духота.  Пожилые не выдерживали первыми. Их уносили и назад они уже не возвращались – умирали».

Дежурного по станции Сергея Федоровича Рыкова внесли в расстрельный список под номером 24. Представление к расстрелу делал зам. начальника 4 отдела ГУГБ НКВД ст. майор Гендин. Кто утвердил – уже знаете.

О судьбе стрелочницы Чудиновой нам стало известно, что ее не только пожалел в интервью Сталин, но что она избежала ареста.  Ее фамилии нет в судебных архивах. Фамилия Чудиновы встречается в нашем районе до сих пор. На момент аварии ей было примерно 16-19 лет. Может это чья-нибудь бабушка или знакомая? Откликнитесь, поделитесь.

ЕХАЛ ПОЕЗД ПО ЦЕНТРАЛЬНОЙ ВЕТКЕ

Изучив материально-техническую часть паровозов и структуру перевозок, заручившись крохами воспоминаний, мы попробовали восстановить картину крушения.

Воинский поезд шел на Дальний восток. Тогда там была напряженная ситуация с Японией. СССР готовился к войне. По станции Челябинск эшелон повел паровоз ЭМ – мощный на то время локомотив, мог разогнаться до 80 км/ч.  Поезд был по-военному аскетичен, составлен из обыкновенных на вид товарных вагонов и теплушек.  В них были нары для личного состава на 40 человек, или перегородки для перевозки лошадей. На открытых платформах везли орудия, тщательно закрытые чехлами от обывательских и шпионских глаз. В середине состава обычно размещался штабной вагон – там было все цивильно, офицеры все же едут.

Поезд № 504 долго стоял на запасных путях в Челябинске, ждал, когда будет окно между товарняками. И вот тронулись. В вагонах пошли разговоры, солдаты закурили папироски, кто-то уснул, кто-то травил байки, до следующей остановки в Кургане еще 5 часов ехать.

Паровоз вел опытный старый машинист, машина была закреплена за его командой. Молодому не доверили бы вести стратегический поезд.  Машинист знал все причуды зауральской колеи: вот у Чурилово путь ненадежный, а в Каясане водой долго заправляют. Чумляк проехали – гиблое место, чумное. Тут постоянно поезда под откос идут, до самого Чистого такая история. Недавно опять свалился состав. Но, слава богу, проехали. Вот и Шумиха – крепкая станция, здесь надежные товарищи служат. Да куда же нас ставят? Мы же транзитом по Шумихе по главному должны пролететь! И скорость приличная набрана. Какого черта? Там же товарняк! Тормози! Тормози! Прыгай!

Но было поздно... На полных парах поезд влетел на занятый путь и разбился. Скорее всего, это была ошибка молоденькой девчонки-стрелочницы. Вагоны разлетелись в щепки. Кругом валялись оторванные руки, ноги, части тел, раненые стонали.  Шумихинцы быстро организовали подводы и отвезли покалеченных в больницу. Мертвых складывали на площади перед вокзалом. Оттуда их похоронили, накрыв гробы, которые сделали шумихинские мастера, кумачом.  Похоронили 29 солдат опять же в нашу, Шумихинскукю, землю.  Это крушение унесло жизни еще, как минимум, 3 человек - служащих станции Шумиха.

Грустная история о времени и о Шумихе.

Наталья ХИМЕНКОВА

При подготовке материала использованы воспоминания семьи Олоховых и С.Г. Родионова, а так же данные архивов

> Категория: Тайны нашей Шумихи | Просмотров: 1583 | Добавил: Евгения | Теги: авария, сталин, Шумихинский район, история, Шумиха, трагедия, поезд, железная дорога, тайна | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar