Понедельник, 03:15
Главная » 2014 » Июль » 7 » Картофельные бунты в Шумихинском районе
05:41
Картофельные бунты в Шумихинском районе

Под таким необычным названием известны в истории крестьянские волнения, охватившие уральские губернии в 1842-1843 гг. Поводом к ним послужили действия местных властей по выполнению правительственного указа об обязательных посадках картофеля во всех селениях. «Новое зелье», «чертово яблоко», как тогда называли картофель, появился в России в 18 веке.

Распространение его сопровож­далось невероятными слухами. В старообрядческой рукописи 19 века читаем: «За табак проклят человек, за чай - трижды, за кофию 9 раз анафема, за картофий - наказание на 36 лет по 1500 поклонов в день...».

Несмотря на обещанные в указе денежные премии, а также другие награды и знаки отличия крестьянам за успехи в разведении картофеля нововведение было встречено настороженно. «Зачем нам сеять картофель, - говорили крестьяне, - мы и без него с голода не по­мрем, у нас большое хлебопашество и скотоводство». И это после трех последних неурожайных лет...

Искрой, вызвавшей взрыв, был Указ 1843 г. об обязательном разведении картофеля.

Не обращая внимания на всеобщее крестьянское недоверие, местные власти стали силой обязывать их садить картофель. Масла в огонь подлили широко распространившиеся в начале 1840-х слухи о скорой продаже крестьян зауральских уездов, всегда числившихся государственными, «под барина». Владения крупных помещиков Расторгуевых в Кыштыме, Демидовых в Нижнем Тагиле находились не так далеко, и крестьяне прекрасно знали все «прелести» подневольной жизни. Многие жители Зауралья сами были потомками крепостных, бежавших из центра России от барщинных работ.

Бунт, начавшийся в Челябинском уезде, в 1842-43 гг. охватил все Зауралье. Центрами мятежа стали села Чумляцкое, Каменное, деревня Гагарье в Челябинском уезде, слободы Верхтеченская и Песчанская, деревни Галкина, Карасева, Убиенная, Лабдовитая в Шадринском уезде. Повсеместно жертвами крестьянских волнений стали волостное и сельское начальство, духовенство и писари. Всех их обвиняли в одном - сокрытии документов о продаже крестьян барину, упрекали в корыстных поборах, требовали выдачи указа с золотыми буквами.

Мятеж грозил разрастись в огромный бунт. Признаки ужасов пугачевщины уже витали в воздухе.

Из донесения в штаб офицера корпуса жандармов подполковника Жадовского от 24 апреля 1843 г. узнаем о событиях в Шадринском уезде Пермской губернии: «В с. Верхтеченское стекался народ и ожидалось еще несколько тысяч из Челябинского уезда. Тамошние крестьяне были в то время в деревне Галкиной... По водворении порядка в волостном селе мое отделение 19 апреля отбыло в с. Песчанское для прекращения продолжавшегося там буйства». Вероятно, это же отделение 21-22 апреля 1843 г. прибыло в Галкино, но мятежники уже разъехались по селениям. Отряд жандармов несколько дней квартировался у богатых мужиков Маклаковых, Павловых, Елесиных, после чего отбыл в Шадринск.

Тогда же крупные волнения происходили и близ села Каменное, куда была направлена экзекуционная команда из Челябинска численностью до 250 человек. Командовал ей губернский лесничий Лангранж.

О движении отряда бунтовщики узнали заранее, когда он нахо­дился еще за добрый десяток верст от села. Опираясь на значительное превосходство в силах, они готовились встретить неприятеля и нанести и поражение. Лангранж, потеряв время в бесполезных переговорах с восставшими, решил атаковать, но многочисленные толпы крестьян скоро смяли войско лесничего. Сам он едва спасся от плена благодаря быстрому бегу своей лошади.

Трофеем крестьян стал зауряд-сотник Рамазанов, схваченный в то время, когда он садился в телегу с собственным имуществом. Башкир-сотник был хорошо знаком каменским крестьянам, и они по­рядком проучили его за забытую, как они говорили, хлеб-соль.

Позже, отпустив на свободу сотника, крестьяне взялись за своего полостного писаря. Сначала они требовали выдать указ о продаже их помещику, потом начались угрозы и неизбежные в таких случаях побои. Десятка два «удалых молодцев» бросились на писаря и принялись за расправу. Все это время Завьялов кричал одно, что никогда не видел такой бумаги. Не добившись толку, бунтующие засадили его под арест.

Едва окончили расправу, как в Каменное прибыл уездный ис­правник Деграве, уверенный в полном порядке, восстановленном здесь Лангранжем. В гневе закричал он на встречавшие его толпы народа:  «Зачем вы здесь? Под суд заговорщиков, в кандалы!» Но дело кончилось плачевно для него самого. Бунтовщики подхватили Деграве и, посадив спиной к голове лошади, в руки подали вместо повода хвост. После этого бросали в исправника грязью и возили по селению с криком и бранью. Наконец, подвели его к месту заключения, где уже находились волостной писарь и старшина, но вскоре отпустили всех домой. Окольными путями Деграве кое-как добрался до Челябинска.

Волнение продолжалось, но до бунтующих стали доходить слухи о движении на них войск по тракту от Челябинска на Воскресенскую слободу, под командованием генерал-лейтенанта В. А. Обручева, Орен­бургского военного губернатора, главного начальника края в адми­нистративном и военном отношении.

В селе Каменном к этому времени скопища народа возросли мно­гократно. Крестьяне были уверены в своей победе и с полной верой в успех ожидали неприятеля.

Но что могли сделать эти вооруженные топорами, дубинками, дротиками и в редких случаях ружьями без пороха и пуль крестьяне против регулярных войск. Военный губернатор приказал открыть холостой огонь артиллерии. «Когда грохнула, - говорится в одном из документов, - невиданная и неслыханная в Челябинском уезде пушка, бунтующие дрогнули и бросились бежать. Мятежники скрывались в лесах, искали спасения в полевых избушках, банях и скотных двоpax. Их ловили и жестоко наказывали».

После каменского поражения оставалась еще одна крупная группировка крестьян в деревне Гагарья Таловской волости под командованием Саввы Хромцева и отставного унтер-офицера Еланцева, но и она была вскоре рассеяна казачьими сотнями.

26 апреля 1843 г. отряд полковника Разена и подполковника Балкашина при четырех орудиях занял с. Каменное. При тщательном досмотре у крестьян было найдено оружие, изъяты кистени, ножи, порох и свинец. Участников мятежа наказали розгами, а зачинщиков  арестовали.

На следующий день отряды заняли с. Карачельское, а 28 апреля - Воскресенское. В мятежных селах были оставлены небольшие воинские команды: в Карачелке - рота пехоты и сотня башкир, в Каменном - сотня башкир, в Воскресенском - 2 роты пехоты и сотня казаков.

Обратный путь к Челябинску войска прошли по маршруту Воскресенское-Куликово-Б. Рига-Стариково-Калмаково-Белоярское. Сотня есаула И. Пушкина, сопровождавшая арестантов, шла через Иванково, Карачелку, Тукманку, Пивкино.

По предварительному следствию более 600 человек из деревень, принимавших участие в бунте, были отправлены в Челябинск для предания суду. Грозная артиллерия осталась на границе, отделяющей башкир-казаков от крестьян в Чумляцкой волости. Постепенно в Зауралье восстановился прежний порядок, всем низверженным и бежавшим представителям власти были возвращены их права. Так, окончилось восстание 1842-1843 гг., вызванное нелепыми слухами и не­правильным толкованием правительственных указов.

Е. Морозов

Учебное пособие по историческому краеведению «Шумихинский край в прошлом и настоящем»

Из архива «НШ» № 12 (74) 2012

СПРАВКА "НШ"

«Чертово яблоко или второй хлеб» 

Родина картофеля — Южная Америка, где до сих пор можно встретить дикорастущий картофель. Введение картофеля в культуру (сначала путём эксплуатации диких зарослей) было начато примерно 14 тыс. лет назад[9] индейцами Южной Америки. Они не только употребляли картофель в пищу, но и поклонялись ему, считая одушевлённым существом.

В Европу (Испанию) картофель впервые был завезён, вероятно, тем же Сьеса де Леоном в 1551 году, при его возвращении из Перу. В дальнейшем культура распространилась в Италии, Бельгии, Германии, Нидерландах, Франции, Великобритании и других европейских странах. Сначала картофель был принят в Европе за декоративное растение. Агрономом, обнаружившим, что картофель обладает высокими вкусовыми и питательными качествами, а вовсе не ядовит, как считалось ранее, является Антуан-Огюст Пармантье.
Появление в России картофеля связывают с именем Петра I, который в конце XVII века прислал в столицу мешок клубней из Голландии якобы для рассылки по губерниям для выращивания.

Но картофель не получил распространения в России во времена Петра I. Начало широкого распространения положил указ Сената в 1765, в период правления Екатерины II, и завоз из-за границы партии семенного картофеля, разосланного по стране. Поначалу население не приняло новую культуру (из-за множества отравлений от употребления плодов). «Историческая справка о введении в России культуры картофеля» гласит: «иноземное нововведение было принято у нас отдельными лицами, преимущественно иностранцами и некоторыми представителями высших сословий…

Ещё в царствование императрицы Анны Ивановны за столом принца Бирона картофель уже появлялся как вкусное, но вовсе не редкое лакомое блюдо». Крестьяне называли картофель «чёртовым яблоком» и считали большим грехом употребление его в пищу.
К концу XIX века в России им было занято более 1,5 млн га. В России в XIX — XX веках считался «вторым хлебом», то есть одним из основных продуктов питания.

В наши дни картофель культивируется в умеренной климатической зоне по всему земному шару; клубни картофеля составляют значительную часть пищевого рациона россиян.

> Категория: Тайны нашей Шумихи | Просмотров: 974 | Добавил: Евгения | Теги: Шумихинский район, Картофель, 2014, история, зауралье, Шумиха, бунт, тайны | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar